javplatform
  1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
купить стабилизатор напряжения однофазный

А.А. Андрюшков, М.И. Вьюев.

Образовательные антропологические экспедиции

Включение учащихся средней школы в экспедиционную форму обучения иметь достаточно долгую историю, и можно с уверенностью сказать, что как таковая эта форма не нова в истории российской школы. Главная причина использования экспедиций в среднем образовании всегда связывалась с освоением учащимися начальных принципов исследовательской деятельности. Экспедиция как научная процедура наиболее эффективно используется в биологии и группе гуманитарных дисциплин (археологии, антропологии, этнографии), поскольку объекты этих наук характеризуются своеобразной «срощенностью» со средой своего существования. Изучать поведение тропического животного или растения в искусственных условиях (зоопарке или цветнике) – совсем не то же самое, что в естественных условиях его обитания. Биосреду (так же как и этносреду) невозможно искусственно воссоздать настолько хорошо, чтобы не искажался сам объект изучения. Экспедиция является переносом исследовательской лаборатории в саму естественную среду существования объекта. Археология как вспомогательная историческая дисциплина использует экспедицию в схожих целях, поскольку специфические «факты» истории – материальные остатки исчезнувших форм жизни человечества – оседают в земной толще и без специальных экспедиционного проникновения в слои этих «фактов», невозможно получить знание об исторических формах жизни. Во всех этих дисциплинах экспедиция позволяет получить непосредственно в среде обитания объектов изучения такое знание, которое в искусственных кабинетных и лабораторных условиях получить невозможно.

Важно учитывать то, что обычно экспедиция является лишь началом получения знания, являясь специальной исследовательской процедурой по сбору материала, который в свою очередь может быть «переработан» в знание.

В школьной практике, кроме того, экспедиция может рассматриваться в одном ряду с экскурсиями, походами, лагерями и другими формами организованных поездок детей в другие регионы. Обычно это называется формами организованного досуга и не претендуе на самостоятельное образовательное значение (впрочем, всегда имеется в виду, что в таких формах мы имеем дело с планируемым воспитательным эффектом). Воспитательный эффект, получающийся в результате выведения учащегося в менее контролируемую со стороны взрослых ситуацию, обычно связывается с «чувством ответственности», лидерскими и товарищескими качествами учащегося.

С другой стороны, важным элементом экспедиционной формы является непосредственное вовлечение подростка в наблюдение «иного» (необычного) материала, приобретение нового опыта общения, активности, как минимум созерцания.

Идея образовательных антропологических экспедиций заключается в том, чтобы превратить экспедиционную форму в форму организации процесса самоопределения и культурной идентификации учащихся 8-11 классов.

Многими исследователями современной школы и разработчиками новых образовательных форм уже отмечалось, что ключевым вопросом воспитательной работы является формирование мировоззрения подростков. Однако в попытках определить основные особенности мировоззрения, необходимого современной молодежи, разработчики формируют достаточно разрозненные концепции: от мировоззрения предпринимателя до «цельного духовного мировоззрения». Различные обобщенные формулировки (например, патриотическое или гуманистическое мировоззрение) демонстрируют желание заменить коммунистическое мировоззрение, являвшееся опорой воспитательной системы советской школы. При этом сохраняется сам принцип: необходимо дать набор характеристик «правильного взгляда» на мир. Собственно, именно здесь и проходит спор вокруг введения в школу новой дисциплины «Основы православной культуры». Однако современная школа вряд ли сможет сегодня скопировать модель советского воспитания. Прежде всего, потому, что форма жизни современной российской молодежи (как бы к ней не относилось старшее поколение) определяется не шаблонными «правильными» ответами, а разделяемыми в сообществах друзей стилями поведения. То есть, даже если в школе будут требовать от подростка признать, что «Православие — традиционная религия русского народа» (по учебнику ОПК), православными они все равно будут только в силу своей личной веры. Идеологические формулы по типу «Если ты русский, то должен быть православным» (или «Если ты патриот, то ходи на выборы») вообще не адекватны самовосприятию молодежи. Идеологический подход к формирования мировоззрения может привести только к особого рода конформизму: чтобы в школе у тебя не было проблем, говори правильные слова. Конформистское повторение правильных слов – еще совсем не мировоззрение. Но как можно влиять на мировоззрение учащихся, обходя опасность псевдо-идеологизации?

Проблема идентичности современного российского подростка – одно из ведущих направлений критики социальной молодежной политики и института образования. Дело в том, что в условиях слома традиционных механизмов трансляции образцов и ценностей российской культуры (профессиональные «школы», семья, средняя школа и т.д.), только массмедиа оказывается реальной силой, формирующей фундаментальные образы самоосмысления и мировидения подростка. В этой связи можно говорить об отсутствии у подростка современной российской школы средств социокультурной ориентации и личностной идентификации в историческом процессе.

Мы обсуждаем социокультурную идентичность как особые принципы и культурные образцы жизни, существовавшие в истории человечества, которые человек отождествляет с собой. Человек может сказать, что данный образец, данные формы жизни, данные принципы – мои, они конституируют меня как такового. Человек принимает эти культурные нормы, отождествляет их с собой, у него есть особые способности, сила и воля реализовывать их в реальной социальной среде. Т.е. человек с идентичностью всегда находится между слоем тех культурных образцов, которые находятся в культуре, в верхнем слое, в некотором идеальном пространстве, и той реальной социальной ситуацией, которая разворачивается в «современности», во время его жизни. Идентичность формируется как раз на стыке того и другого пластов.

Основной принцип и подход к идентичности, осуществляется через антропологию мыследеятельности; идентичность человека – это тождество мысли, слова и дела. Это отдельный вопрос, связанный с тем, что существуют особые конститутивные принципы человеческого сознания, согласно которым человек продолжает быть самим собой, тождественной личностью в процессах мышления, в процессах коммуникации, в процессах деятельности. Известный в исторической антропологии различных религиозных систем принцип тождества мысли, слова и дела – это в первую очередь принцип идентичности.

Можно с уверенность сказать, что причисление себя к той или иной культурной традиции и истории – это процесс, который разворачивается в сообществах-носителях традиции и в коммуникации с носителями традиций. При этом ведущей способностью, позволяющей человеку осуществлять самостоятельное движение в таких коммуникативных средах, является самоопределение к фиксируемой проблеме. Проблемно организованная коммуникация препятствует использованию таких сред в целях индоктринации (идеологического внушения) подростков. Ставя проблему, мы принимаем, что для ее решения, сегодня готовых ответов нет. Например, проблема самоопределения России в условиях глобализации по-разному осмысляется в научных, конфессиональных и политических кругах России. Организуя проблемную коммуникацию между носителями различных подходов к решению этой проблемы, мы должны не предлагать готовые варианты ответов, а восстанавливать целостное видение проблемы.

Проектирование таких коммуникативных сред – это важнейшая образовательная задача экспедиций. Поскольку организация и проведение экспедиций – обязательно общешкольная акция, то содержание экспедиций (в какие типы сообществ необходимо направить экспедицию) должно определяться исходя из целей и социокультурного стиля школы. Однако есть некоторые общие для всей средней школы темы, требующие коммуникативно-средового решения, к ним относятся восстановление единой культурной основы многонациональной России, осмысление религиозных ценностей, анализ региональных особенностей России. Эти актуальные для российского общества темы не могут не быть предметом личностно-ориентированного обучения. Однако – именно в силу того, что они суть проблемы – ни в урочную, ни в кружковую форму их загнать нельзя. Тем не менее, конкретный набор тем и набор типов сообществ и позиций должна определять каждая конкретная школа под свои задачи.

Ещё одним важным аспектом антропологической экспедиции как образовательной формы является уже упоминавшаяся выше встреча с «иным». Существенной характеристикой современного детского сознания (частично, по причине социально-экономических катаклизмов, частично в связи с экспансией в детскую среду интернета) является его аутичность, замкнутость на очень простые и освоенные, знакомые формы понимания, поведения и легко узнаваемые образы.

Среда образовательного уклада – это первый обвод, с которым нужно работать в школе для того, чтобы запускать процесс воспитания на основе социокультурной идентичности. Но очень важны принципиально еще два средовых обвода. Первый средовой обвод – это рефлексивные среды. Рефлексивные среды – это те среды, в которых у ребенка формируется рефлексивная способность, способность критического анализа тех социальных процессов, которые происходят во внешней среде и внутри школы. В них ребенок выступает в качестве рефлексивно-критического аналитика по отношению к тем социально-политическим процессам, которые разворачиваются. После чего он может выйти в режим перепроектирования школьного пространства, это источник детской инициативы. И, наконец, это среды самоопределения – набор клубных обсуждений тех проблем, которые данный коллектив распознает в качестве ключевых, к которым школа должна определяться. Это могут быть проблемы мировоззренческие и культурно-исторические, могут быть проблемы жизни подростка и взрослых в современном мире, но самым качественным способом создания такой среды является организация образовательных антропологических экспедиций.

НИИ ИСРОО: технологии прорыва